четверг, 9 апреля 2020 г.

Голубая кровь





     Не знаю, что повлияло на мое желание написать о судьбе Макса и Эрнста Гогенбергов. Может быть воспоминания о замке Конопиште, а может быть, многочисленные комментарии переутомившихся в карантине людей. Слишком много в этих комментариях  эмоций, и зачастую так мало достоинства, увы.
     С самого начала пандемии мне не очень нравились сравнения ситуации с войной. Да, форс-мажор, да, страны оказались неподготовленными к такой стихии. Но сравнения с войной мне казались некорретными, мягко говоря. А сегодня одна дама позволила себе сравнить условия карантина с концентрационным лагерем. Не осуждаю эту даму, мы каждый по-своему переносим лишение свободы передвижения. Но точно знаю, что я никогда не села бы с этой дамой на чашечку кофе.
     Когда-то в школе на уроках истории мы изучали Первую мировую войну. Началась она, как известно, с убийства в Сараево наследника Австро-Венгерского престола Франца Фердинанда де Эсте и его супруги Софии Гогенберг. Правда вот о Софии нам точно не рассказывали, а образ Франца Фердинанда сложился почти комический. Мне представлялся этакий очень не умный толстяк, из-за убийства которого, началось кровавое побоище начала века 20-го. Знакомство с судьбой этого человека пришло гораздо позже.
     Наследник Австро-Венгерского престола женился на даме благородного происхождения, но все-таки недостаточного для того, чтобы дама могла в будущем стать императрицей. Весьма щекотливая ситуация. Действующий император и члены семьи Габсбургов были скандализированы, а Франц Фердинанд влюблен и непреклонен. Неравный брак был заключен с соизволения Франца Йозефа, но после принятия Францем Фердинандом определенных условий. Я не буду вдаваться в подробности. Речь ведь пойдет о детях, так вот дети рожденные в этом браке не могли считаться членами семьи Габсбургов.
     Детей  у Софии Гогенберг, урожденной Хотковой, и Франца Фердинанда де Эсте, родилось трое. Старшая София, и два ее брата - Макс и Эрнст. После убийства в Сараево родителей, опекуном детям был определен Ярослав Тун-Гогенштейн - супруг сестры Софии Гогенберг. Потом началась Первая мировая, а в 1918 империя Габсбургов пала. И появилась Первая Чехословацкая республика. У детей-сирот были отобраны все наследные владения, без малейшей компенсации, как членам семьи Габсбургов.  Им пришлось перебраться в Австрию, которая сохранила их права и на земельные наделы,  и на недвижимость.
     А потом пришел 1938 год. Аншлюс Австрии. 13 марта Австрия становится частью Третьего рейха. Эрнст был почти сразу арестован. Макс сдался в гестапо сам. В ночь с 25-го на 26-е марта 1938 братья были отправлены в Дахау. Так в их судьбе случился концентрационный лагерь. Конечно же, несмотря на фамилию по матери Гогенберг, скрыть происхождение Эрнсту с Максом не удалось. Нацистские надсмотрщики уделяли им  пристальное внимание, обращаясь исключительно "Ваше высочество". Издевательства, которым подвергали Эрнста и Макса отличались особой изощренностью. Они выполняли самую тяжелую и грязную работу. Им приходилось вычищать выгребные ямы, наполнять содержимым нацистских туалетов тачки и возить через всю территорию лагеря. Иногда самих братьев заставляли поднимать над головой  огромный камень и кидать в вонючую жижу так, чтобы их окатывало с ног до головы. Иногда выстраивали заключенных, которые бросали камни в тачки.
Есть воспоминания заключенных, которые рассказывали о том, с каким невозмутимым достоинством Эрнст и Макс переносили все тяготы и унижения. Они делились с собратьями по заключению последним куском хлеба, поддерживали тех, кто пал духом, ухаживали за немощными.
Эрнста освободили в сентябре 1938 года, благодаря связям и хлопотам супруги. Макса ждали долгих пять лет концентрационных лагерей, вернулся он абсолютно больным человеком, истерзанным и психически, и физически. Но никогда, ни Эрнст, ни Макс не уронили достоинства наследников древнейших аристократических семей.
А вы говорите карантин...

Комментариев нет:

Отправка комментария